momond
Мама развлекается сравнительным анализом переводов руба(йов? йат? как от них множественное число в родительном падеже будет?) Хайама. Выяснилось, что я довольно много помню на память, а самый лучший перевод у Германа Плисецкого. Ну то есть я в персидском ни в зуб ногой, но то, что пишет Плисецкий, звучит живее и музыкальнее. Сравнивать очень тяжело, потому что в отличие от Шекспира с его тщательно пронумерованными сонетами, рубаи Хайяма нумеруют кто как попало. И с учетом разницы в переводе и того, что у него много однотипных стихов, это становится нетривиальная задача. Вот, пожалуйста, известная синенькая книжечка с миниатюрой на обложке, стих под номером 10, перевод Н. Стрижкова и Ш. Шамухамедова:

В знойный день рыба утке сказала: "Беда!
Неужели в наш пруд не вернётся вода?"
"Вот когда нас зажарят, - ответила утка, -
Безразлично - хоть море здесь будет тогда".

Тот же стих у Плисецкого из сборника "Лирики востока" под номером 152:
Рыба утку спросила: «Вернётся ль вода,
Что вчера утекла? Если — да, то — когда?»
Утка ей отвечала: «Когда нас поджарят —
Разрешит все вопросы сковорода!»

Было бы интересно сравнить с еще тремя (!) переводами, но там другая нумерация, а рубаев этих 400 с гаком штук, поди найди.

@темы: продукты повседневного стресса, копать-не перекопать